Ozzy.Ru
News   Biography   Discography   Video   Interviews   Gallery   Quotes   Friends   Black Sabbath  

«Я пишу песни, заперевшись в комнате с бутылкой водки»

Живая легенда металлического рока при ближайшем рассмотрении оказалась личностью тихой, вежливой и задумчивой. Да и солидный офис в Беверли Хиллз, где мы разговаривали, куда больше походил на контору преуспевающего банкира.

– Когда я приехал в Россию на международный музыкальный фестиваль, я был абсолютно уверен, что меня никто не знает. И был просто потрясен, увидев что тысячи зрителей на стадионе в Лужниках принесли плакаты и лозунги с моим именем! Хотя и там приключались странные вещи: нас прекрасно принимали в Министерстве культуры, угощали чаем и рассказывали о жизни, а в конце концов у Дока Мак-Ги, организатора концерта, украли дипломат. И, конечно, было чудовищно видеть, как милиция, охранявшая музыкантов, избила девушку прямо у сцены… Но все равно я мечтаю еще раз сыграть в России.

– Оззи, но смерть и насилие в ваших собственных песнях…

– Вот-вот, я написал пару вещей о черной магии, а в итоге все решили, что я сатанист!

– Кстати, почему-то в сатанизме обвиняют только рок-музыкантов. Если тем же вещам, о которых вы в свое время пели, посвятить, например, фильм, то никто и не подумает обвинять режиссера в сатанизме.

– Я до сих пор не понимаю, почему в глазах публики выгляжу воплощением дьявола. В кино сейчас куда больше насилия, чем было когда-либо в моих песнях: если к концу фильма там не будет как минимум 20 трупов, то на такой фильм никто и не пойдет! Но я не терплю насилия. Если применяется оружие, то для меня не важно, кто прав, а кто виноват, ужасно уже то, что ружье стреляет. Сейчас меня пугает, что политики пытаются использовать музыкантов для «проталкивания» своих бредовых политических идей. Это уже было в Англии не так давно. Все правые партии, всякие фашисты пытаются заманить музыкантов, играющих тяжелый, металлический рок, на свои сборища.

– Это звучит смешно, но бывший президент Никсон не так давно заявил, что если бы музыка в стиле рэп существовала во времена его молодости, он занялся бы рэпом, а не политикой. Хотя Никсона довольно трудно представить себе на сцене вместе с «Ваниллой Айс». А почему вы стали музыкантом?

– Честно? Я просто не хотел работать каждый день с 9 утра до 5 вечера на какой-нибудь вонючей фабрике. Я вообще не могу делать какую-нибудь постоянную работу. Когда я подрабатывал, учась в школе, я сменил почти сотню мест, я просто не мог усидеть в конторе, когда рядом шел концерт. Я посылал все к черту и убегал с работы, и меня постоянно увольняли. Но больше всего на меня повлияла музыка «Битлз»…

– Многие музыканты говорят это, но я никогда не могла себе представить, что Оззи Осборн занялся музыкой из-за «Битлз».

– Это действительно так. В свое время я мчался за 20 миль только для того, чтобы купить их плакат, а моя комната была забита вещами, имевшими хоть какое-то отношение к «Битлз». Я ни разу не смог попасть на их концерты, просто потому, что билеты раскупались за 10 минут после открытия кассы. У «Битлз» я научился главному правилу: если ты придумал хорошую мелодию, то хит уже готов. Тысячи групп пытаются удивить публику, выдумывая невероятные сочетания инструментов, а «Битлз» использовали всего лишь три аккорда и стали великими.

– Но в итоге вы стали играть темную, тяжелую музыку.

– «Блэк Саббат» играл не только металлический рок и пел не только о черной магии. Это покажется странным, но мы заговорили об охране окружающей среды задолго до того, как не говорить об этом стало просто невежливо. Батлер написал несколько очень интересных лирических песен. Мы пели обо всем – о политике, фантастике, охране природы, но из-за названия – «Блэк Саббат» и из-за имиджа, который мы себе создали, люди просто не замечали всего этого. Я только что прочитал в каком-то обозрении: «Оззи Осборн никогда не пел баллад». Чушь! Двадцать лет я пел баллады, несколько альбомов заполнены только балладами, но этого почему-то не замечают. Я работал с «Иглз», я сделал несколько проектов с «Джетро Талл». Я сейчас вернулся к работе после почти полутора лет ничего не делания, так что посмотрим, что из этого выйдет.

– Для вас стало труднее писать, чем раньше?

– Я болею, когда пишу песни. Я хочу остаться один, запереться в комнате с бутылкой водки и писать. Со мной невозможно жить вместе в такое время, я все время ругаюсь. Но, конечно, это уже не то чувство, какое было раньше. Запись моего первого альбома заняла всего лишь 12 часов! Сейчас я буду счастлив, если уложусь в пару месяцев. К тому же сейчас я чувствую себя ребенком в кондитерской. Очень хочется попробовать разный звук, хочется использовать стереофоническое звучание и еще тысячи вещей.

Источник:

Оставить комментарий